Сантехника
умягчители воды
Рестораны Харькова
Стеклопакеты Харьков
Столица австралии
 
 
архитектура
и культурная политика
 
проекты
история бюро
наш коллектив
наши достижения
партнёры
контакты
вакансии
новости бюро
медиа
обская панорама

Квадратные метры театра Печать
14.10.2006 г.
Однажды,мой новый знакомый, немецкий продюсер и предприниматель Йохен Хан, в разговоре со мною, как с театральным архитектором, сказал – «Вы должны быть счастливы, т.к. Россия и особенно Москва, переживает бум театрального строительства, какого не знает ни одна европейская столица».

Он был прав, и знал наверняка больше меня, т.к. поставщики театрального оборудования более тщательно ведут статистику проектирования и строительства театров в России, чем, например, Министерство культуры, т.к. их интересует
не принадлежность стройки Федеральному ведомству или субъекту федерации,
а рост объема поставок.

Действительно, все что происходит с театральным строительством в России, точно отражает ситуацию строительного рынка – его региональное построение, связанное с инвестиционной привлекательностью и наличие свободных финансовых ресурсов в регионе. Так строительством новых театральных зданий, кроме Москвы, может хвастаться, как мне известно, лишь Ханты-Мансийск,
где близится открытие театрально-концертного комплекса с залом на 800 мест. Новое здание театра в г.Сарове – исключение, т.к. построено на Федеральные средства к юбилейной дате и прибытию на празднество высшего должностного лица. В остальном, панораму российского театрального строительства, кроме Москвы, составляют реконструируемые здания и приспособление бывших домов культуры и других сооружений для молодых театральных коллективов. Иная картина складывается в Москве. Взяв карандаш и написав столбиком все что построено, запроектировано и запланировано построить в городе в течение постперестроечного периода, т.е. с середины 90-х годов, я получил список
в 22 объекта, из которых 11 зданий построено или находятся в стадии завершения, и 6 запроектировано. Таким объемом действительно может гордиться любая столица мира. Чем же объясняется такой успех? Как я уже сказал – инвестиционная привлекательность города, где высокая цена квадратного метра недвижимости обеспечивает надежную капитализацию средств. Театр с этой точки зрения рассматривается, прежде всего, как объект недвижимости, к тому же обладающей частью городской территории,
как правило, в центре. Ну а если во главе этого театра стоит человек с «именем», то инвестиционный интерес к такому объекту становится еще выше, т.к. появляется возможность получить у города под «имя» дополнительные метры площади или участок земли. Другая составляющая московского бума, развитый строительный рынок и высокая цена строительных услуг, аккумулирующих огромную долю оборотных средств. Обратившись к упомянутому списку, я насчитал в нем 10 театральных залов, строительство которых представляет собою коммерческие проекты. Доля театра в них по отношению к помещениям коммерческого назначения колеблется от 3,5% ( центр досуга, культуры
и искусства им.А.Райкина) до 15% (центр оперного пения Галины Вишневской). Остальные театральные здания строятся и реконструируются в объеме, т.н. «городского  заказа», т.е. из бюджета города. И в том и другом случае театру «открывается уникальный шанс, так сказать, при жизни» одного коллектива реализовать себя в новом пространстве, а это значит прежде всего сформулировать, каким же он видит это пространство, фиксирующее художественную концепцию театрального коллектива и его цели.
Об этом только мечтали выдающиеся реформаторы русской сцены.

Как известно, театр, как явление культуры, неразрывно связан с периодами подъемов и спадов социальной активности, отношением к традиционным ценностям и господствующим общественным идеям.

На этой почве произрастают и увядают театральные эпохи, составляя историческую череду периодов стагнации и подъемов театральной жизни. Вглядываясь в картину современных театральных отношений, происходящих
на фоне глубокого передела механизмов финансирования театральной деятельности, дифференциации и расслоения общества по имущественному признаку, неопределенностью общественных идей и ценностей, ставит, на мой взгляд, лидеров российского театра перед выбором между разработкой
и следованием собственной художественной концепции и поиском «места
под солнцем». Возвращаясь к теме архитектурного воплощения театрального процесса последнего десятилетия, я могу выделить пять примеров театральных построек, на мой взгляд, характеризующих состояние современного театрального строительства.

К реформаторским проектам, отражающим индивидуальную режиссерскую концепцию, я могу отнести здание театра «Школа драматического искусства» А.Васильева и И.Попова, о котором писала «Сцена». Это уникальное сооружение, своеобразный манифест театра конца XX века, в котором воплощены исторические и современные формы театрального пространства, включая «театр среды».

Театральный зал культурно-делового центра им.В.Мейерхольда – пример прагматического отношения к формированию театрального пространства. Доля театральных помещений составляет в нем 16% от общей площади. Зал нейтрален, построен по принципу «черного ящика» и позволяет использовать его как универсальную постановочную и прокатную площадку для спектакля
и телевизионной программы.
 
Проектируемое здание театра-мастерской П.Фоменко – пример концепции романтического театра, основывающийся на соединении классической традиции
и современности. В нем два зала, один из которых на 450 мест, с фронтальной сценой, трансформирующимся просцениумом, и малая сцена на 100 – 150 зрительских мест, своеобразный трансформер, способный объединить игровое пространство с фойе, раскрыть его во внешний мир или замкнуться в собственных границах. Строительство финансируется из бюджета правительства Москвы.
«Для нас очень важно – подчеркивает директор театра Андрей Воробьев –
что здание не будет обременено никакими коммерческими площадями».

Важным событием быть может архитектурной, нежели театральной жизни стал международный конкурс на новое здание Мариинского оперного театра в Санкт-Петербурге. Его можно отнести к ряду амбициозных крупнейших проектов XX века, наряду с конкурсом и реализации новой Парижской оперы, оперных залов
в Токио и Пекине. Проект-победитель конкурса выполнен французским архитектором М.Перро. Он в большей мере представляет собою культурную акцию, призванную всколыхнуть проблему инноваций в культуре, отношений традиции и современности. С позиций организации театрального процесса программа, заложенная в проекте, к сожалению, повторяет печальный опыт возведения театральных  гигантов, насыщенных сложнейшей сценической машинерией. Как показали несколько лет работы новой Парижской оперы и ряда других крупнейших театров мира, гигантский сценический механизм оказался художественно невостребованным и разрушительно неэффективным в части экономики театра. Видимо, иллюзии быстросменяемых сценических картин XVIII – XIX веков, к воссозданию которых  стремится эта театральная технология,
уже во второй половине XX века стала достигаться более индивидуальными средствами. Здесь следует остановиться на одной из важнейших проблем современного этапа в проектировании театральных зданий – фактическому исчезновению круга специалистов, профессионально занимающихся проблемой театральной технологии, т.е. процессом превращения пьесы в спектакль,
или процессом подготовки, демонстрации и эксплуатации спектакля. При всех недостатках существовавших ранее специализированных институтов
по проектированию зрелищных зданий, в их стенах находили себе место специалисты–технологи, как правило, имевшие опыт работы и в театрах и в их проектировании. Они были своеобразными переводчиками языка театра на язык технологии и пространства. Имели они и условия для воспроизводства кадров
в своей специальности. Сегодня на их смену приходит дилер или провайдер той или иной компании по производству механо-, звуко- или светооборудования.
Быть может, здесь нам следовало бы обратиться к опыту запада, где действует институт независимых театральных консультантов. Он не только обеспечивает поддержку в решении специальных технологических задач и отработки концепции проектируемого объекта, но и формирует условия для роста
и воспитания специалистов. Театральный консультант в этих условиях несет равную ответственность с архитектором за эффективность решений реализуемых в проекте театрального здания.

Большой театральный «евроремонт», идущий по всей стране, как любой ремонт, означает переход от одних условий жизни к другим. Трудно представить себе, какие великие художественные идеи родятся вследствие идущих перемен,
и какие, вслед за ними, произведения театральной архитектуры их воплотят
в пространстве и технике. Важно, что театры строятся.

Кандидат архитектуры
Заслуженный архитектор России
Генеральный директор ООО «Архитектура и культурная политика ПНКБ» С.В.Гнедовский

 
« Пред.
 
 
© 2021 ПНКБ Архитектура и культурная политика: проектное научно-консультативное бюро
При копировании материалов ссылка на источник необходима.
  
    Яндекс цитирования Rambler's Top100