Сантехника
умягчители воды
Рестораны Харькова
Стеклопакеты Харьков
Столица австралии
 
 
архитектура
и культурная политика
 
проекты
история бюро
наш коллектив
наши достижения
партнёры
контакты
вакансии
новости бюро
медиа
обская панорама

Две стратегии проектирования театра Печать
15.12.2008 г.

Среди общественных зданий, относящихся к сфере культуры, возможно наиболее интересные и сложные задачи переда архитектором ставит театр. Помимо решения сугубо функциональных и достаточно жестких технологических условий архитектор непременно выполняет определенную миссию – создание уникального объекта, в котором воплощаются культурные ценности, идеалы и противоречия, присущие времени...

Театральное здание исторически связывается с оценкой культурного статуса города, поэтому, наряду с предоставлением условий для реализации творческой деятельности, оно как правило, является предметом амбициозных планов городских и региональных администраций.
Вполне правдиво было бы сказать, что в последнее десятилетие страна переживает бум театрального строительства. Достаточно упомянуть, что в Москве построено, реконструировано и находится в стадии проектирования 23 здания театра. Не менее активно театрально строительство разворачивается в городах России и в Сибири в частности. Астрахань, Грозный, Нижний Новгород, Тюмень, Ханты-Мансийск, Новосибирск – далеко не полный перечень адресов. Но не только улучшению условий творческой деятельности, ответу на социальный запрос и амбициозные планы, служит столь масштабное вложение средств в капитальное строительство театральных объектов. В крупнейших мегаполисах они стали весьма эффективным средством завоевания коммерческого пространства. В ряде объектов г.Москвы, доля культуры в объеме площадей инвестиционного финансирования составляет от 3,5% (Центр досуга, культуры и искусства им.А.Райкина) до 15% (Центр оперного пения Галины Вишневской). Все это свидетельствует о стихийности путей формирования театрального объекта – его пространственного построения, социальной роли и образного построения. Вместе с тем, театр был и остается важнейшим элементом культурной политики контуры которой претерпели существенные изменения на рубеже века нынешнего и века минувшего.
Массовость и множественность культурного предложения, обращенного к самым различным слоям населения формирует пространство выбора – городское пространство, воспитывает вкус, стиль жизни, воображение, характер и т.д. Коммерциализация культуры и ее использование бизнесом и торговлей как средства наращивания спроса, с одной стороны, и использование той же торговли, как средства активизации существования городского населения в среде «освященной» объектом культуры, с другой, стал вполне естественным процессом современной культурно жизни. Массовая культуры построена на соединении коммерческого и некоммерческого – это уже укоренено в сознании современного поколения. Оно выросло во времена крупных торговых комплексов, с понятием которых связано не только собственно приобретение товаров, но и способ проведения досуга. Фактически коммуникативная среда, которая формируется телевидением и рекламой, средствами массовой информации – это все части общего культурного процесса, которые можно надстроить содержанием, и не последнюю роль в этом играет театр.
Рассмотрим два примера из моей практики, где театр в типологическом ряду занимает два противоположных места. В одном случае театр входит в структуру культурно-спортивного и общественно-делового центра и является гастрольной площадкой, в другом – отвечает творческой концепции выдающегося театрального режиссера П.Н.Фоменко.
Марьинский комплекс спроектирован как универсальный культурный центр, где нет ведущей функции, нет какой-либо специализации. Именно такой центр является центром притяжения различных социальных и возрастных групп населения. Это спроектированная среда, где могут найти условия для реализации различные формы культурной деятельности, от массовых до уникальных городских проектов. В состав комплекса входят театр, концертный зал на 1000 мест с ровным полом, спортивный комплекс с бассейном, выставочные залы, центр искусств для самодеятельных занятий, восьмизальный кинотеатр, гипермаркет и торгово-выставочные помещения площадью 70 тыс.кв.м. По-существу, реализуется идея организации плотной городской среды, по сути, мини-города с площадью и переулками, со всеми сложностями городской жизни. В этих условиях театральный зал намеренно выполнен в подчеркнуто традиционной форме, олицетворяя классический образ театра, как устойчивый культурный символ. Такая же роль отводится концертному залу, рассчитанному на исполнение камерных симфонических и джазовых произведений.
Определенный архитектурный консерватизм двух разножанровых залов сочетается с устройством в них гибкой системой верхней механизации сцены, позволяющей реализовать достаточно широкий диапазон постановочных решений, кроме того, в состав комплекса включен универсальный зал, решенный по принципу «свободное пространство». Над всей его площадью располагаются технологические мостки, между которыми движутся кран-балки, колосниковый настил обеспечивает установку индивидуальных декорационных подъемов. Вдоль боковых галерей зала движутся световые башни и акустические панели. Места в зале съемные, позволяющие их любое расположение, в зависимости от вида зрелища или возможность полностью быть убранными в склад.
Разработке задания на проектирование центра, обладающего театрально-зрелищной частью, предшествовала оценка социокультурной ситуации района, транспортные и межрайонные связи. Встроенность объекта, в части масштаба и специализации залов, в существующую городскую сеть зрелищных объектов, возможные режимы работы с учетом их использования в структуре центра досуга – функциональной подсистемы центра. Таким образом, театральный комплекс формируется исходя из внешних факторов, определяющих его содержание и архитектурный облик.
На другом полюсе стоят уникальный объекты культуры, ориентированные на избранный круг потребителей культуры как некие точки роста, где хранятся традиционные и происходят новые формы творческой деятельности, продуцирующие не столько культурные акции, сколько культурные события и ценности.
Прежде, чем приступить к проектированию здания театра «Мастерская П.Н.Фоменко, мы обсуждали все аспекты будущего театра. Он делился своим видением вместимости залов, их стилистики. Был убежден, что театр необходимо поставить именно на том месте, к которому привыкли его поклонники. Сравнительно небольшие залы на 450 и 150 мест позволяют сформировать некий искусственный дефицит мест, что обеспечит их полную заполняемость, в то время как в очень больших залах по тем или иным причинам обязательно будут пустые места. Кроме того, это лучше и с творческой стороны, поскольку чем меньше зал, тем теснее контакт со зрителем. В процессе проектирования мы знали функциональное назначение всех помещений, даже то, где кто из актеров и работников театра будет сидеть.
На композицию здания сильное влияние оказал рельеф участка – крутой склон Москва-реки. При входе в театр, ввиду того, что он вписан в откос, приходится спускаться вниз, а не подниматься вверх, как это принято в обычных театральных зданиях. А чтобы этот спуск был незаметен, сделаны три уровня - входная группа, фойе нижнего зала, фойе большого зала. На уровне гардероба расположены своеобразные ложи-эркеры, на которые можно выйти, чтобы осмотреть интерьеры театра. Ниже располагается зимний сад.
В пространстве фойе «закодированы» три театра
. Первый - классический французский барочный театр, где главным было не столько зрелище на сцене, сколько «театр публики». Это исторически сложившийся тип особого театрального поведения. Если же посмотреть с мостиков на «черный квадрат» на полу перед малым залом, то перед нами предстает второй театр - английский. Третий театр - античный с мраморными ступенями и подушечками на них. На подобных подушечках в древности сидели патриции, наблюдая за действием на сцене. Специфические знаки театральных эпох, воплощенные в архитектурные формы, могут быть прочитаны как своеобразный текст. При этом они как бы провоцируют театр к их художественному освоению. Большой зал театра на 450 мест по просьбе Петра Наумовича обрел классические исторические черты с балконами, «царской» и гостевой ложами. Это тоже дань театральной традиции. Однако мы постарались предусмотреть в зале ряд современных технологических решений. Например, партер может трансфор-мироваться и выравниваться с уровнем сцены, трансформируются акустические щиты потолка, образуя дополнительные сценические падуги. Имеется оркестровая яма, которая может опускаться или поднимается. Там есть так называемые калиперы, которые в одном уровне позволяют актеру со сцены пробежать в зал и снова вернуться на сцену. Партер чуть утоплен по отношению к сцене, и его можно обойти по кольцу, чем уже активно пользуются актеры даже в тех спектаклях, которые переносятся со старой сцены. Верхняя галерея позволяет актеру перемещаться над зрителями. То есть предлагаются различные приспособления, которые открывают режиссеру дополнительные творческие возможности, поскольку в театральном здании играть можно практически везде. Вообще Петр Наумович ставит свои спектакли, казалось бы, в самом неудобном пространстве, всякий раз решая по-новому отношения «зритель - сцена»: то актеры окружены зрителями, то они играют вдоль длинной стены, то поперек зала, но всякий раз образуется новое напряжение между театральным действием и зрителями. Вот такие возможности предоставлены в классическом большом зале театра.
И в малом зале на 150 мест можно делать самые невероятные вещи. К примеру, его стена раздвигается, что позволяет объединиться с пространством фойе. При этом сцена «выходит» в фойе, и зрители, располагаясь в античном греческом театре, могут наблюдать за театральным действием в малом зале. Стена, которая обращена к реке, имеет большие остекленные проемы, которые позволяют увидеть панораму Сити. Фасад облицован саратовским белым известняком, чтобы подчеркнуть его тектоничность и историческую преемственность с издревле существовавшим в этих местах Дорогомиловским месторождением белого камня, из которого в семнадцатом веке строился московский белый город.
На фасаде реализована легкая 40-метровая лестница, ведущая на эксплуатируемую крышу-лужайку. Смысл лестницы, ведущей в небо, метафоричен, она, как и композиция скульптора Андрея Красулина, символизирует вечное духовное восхождение и совершенствование человека.
Оба примера показывают две стратегии проектирования театрального сооружения. Первая опирается на социокультурный феномен театра, вторая – на творческую концепцию мастера. Но и та и другая стратегии требуют от архитектора неравнодушного отношения к театру.

С Гнедовский

 
« Пред.   След. »
 
 
© 2021 ПНКБ Архитектура и культурная политика: проектное научно-консультативное бюро
При копировании материалов ссылка на источник необходима.
  
    Яндекс цитирования Rambler's Top100