Сантехника
умягчители воды
Рестораны Харькова
Стеклопакеты Харьков
Столица австралии
 
 
архитектура
и культурная политика
 
проекты
история бюро
наш коллектив
наши достижения
партнёры
контакты
вакансии
новости бюро
медиа
обская панорама

Новое здание для театра «Мастерская П.Фоменко» Печать
24.05.2009 г.

Авторы проекта: ООО «Архитектура и культурная политика»
Архитекторы: С.В.Гнедовский, М.М.Гаврилова, О.Б.Барсукова, М.Ю.Крылов, И.С.Захаров, театральная технология А.М.Воробьев, скульптор А.Н.Красулин, конструктор С.Ю.Гнедовский.
Рабочая документация - ООО «СатКо-3Т»
Театральная технология – ООО «ТеатрСтройПроект Р»
Заказчик – ООО «СТД Девелопментс»
Генеральный подрядчик – Главмосстрой.

Участок, выделенный для строительства нового здания театра, юридически принадлежал комплексу Сити, и был зарезервирован для строительства гаража-стоянки на 250 машиномест. В решении разместить на этом месте театр отразилась иная градостроительная логика. Зрителю уже известно это место как театральное, поэтому закрепление его новым зданием – градоформирующее событие, влекущее за собой начало «культурного» освоения набережной реки, обращенной к Сити.

Площадь участка строительства 0,57 га. Его естественными границами служит нижняя набережная Москва - реки и сквер, протянувшийся до моста Багратион с северо-запада. Южную сторону, по верхнему уровню набережной Тараса Шевченко, закрывает жилой дом с двумя нежилыми нижними этажами. Юго-западная сторона обращена к шумной магистрали 3-го транспортного кольца и московской окружной железной дороги, периодически напоминающей о себе грохотом проходящих составов. Перепад между верхней и нижней отметками набережной Тараса Шевченко составляет 15 м.

Эти «особые» условия, главное из которых, сохранить вид из окон жилых квартир на панораму Сити, послужили основой для построения архитектурно-планировочной композиции здания. Согласно задания на проектирование, между существующими помещениями театра и новым зданием должен был быть запроектирован подземный переход для актеров и работников театра. Это требование осталось невыполненным из-за обилия подземных коммуникаций и инженерной сложности сооружения, затрагивающего фундаменты жилого дома. Со стороны главного входа новое здание поднялось на 6,90 м. Глухая стена с врезанными в нее обломами белого камня обращена к жилому дому и заворачивается к третьему кольцу, опускаясь к реке. К разрыву в стене примыкает невысокий портик главного входа в театр. Со стороны реки высота здания достигает 24,0 м. К ней, и к расположенному напротив Сити, обращены 15,0 метровые пилоны – кулисы, свободно расставленные в зоне сценической части и фойе. За ними – зеркальная поверхность зеленоватого стекла, опоясывающего здание. В стекле отражаются река, небо и зелень сквера, вплотную подступающего к разгрузочной площадке, служебному входу для артистов и персонала. Одним из главных композиционных элементов фасада служит т.н. «лестница в небо» длиной в 40 м. Ее функциональное назначение – связь между уровнями террас и эксплуатируемой, засеянной травой и цветами, кровлей здания. Композиционно она объединяет диагональю верх и низ здания, верхнюю и нижнюю часть берега, превращаясь в своеобразную архитектурную метафору идеи неустанного восхождения духа. Другой важнейший элемент фасада здания – скульптурная композиция Андрея Красулина, расположенная на глухой части фасада, обращенной к 3-му кольцу. Композиция из цветных лестниц, торчащих из стены балок и маленького балкончика, на котором может появиться только один человек – глашатай, представляет собой абсолютно самостоятельное художественное произведение. Ее нельзя воспринимать как эмблему театра, это художественное воплощение общей творческой устремленности.

В отделке фасадов использован светлый известняк – доломит Саратовского месторождения. Конструкция облицовочной кладки – классическая по сетке на латунных анкерах с «проливкой» полостей раствором. Отказ от вентилируемого фасада, ставшего привычным для Москвы и усиленно навязываемого подрядчиками, был принципиален.

Прежде всего, кладка стен встроенного в откос здания, должна обладать подлинной тектоникой. Преимущественно угловые, точки восприятия фасадов, скользящие «лучи зрения», недопускают «пустошовки», характерной для вентилируемого фасада. Использование в облицовке известняка связано не только с финансовыми соображениями, но и попыткой восстановить «память места». Москва XVI века строилась из белого камня, добываемого в Дорогомиловских каменоломнях, располагавшихся на правом, высоком берегу Москва-реки.

Планировочная структура здания проста – два параллельно расположенных зала – большой на 450 мест и малый – «трансформер» на 150 зрителей, объединены пространством многоуровневого фойе и общим складом – карманом большой сцены. Уровень сцен занят помещениями, необходимыми для подготовки и показа спектаклей – склады объемных и станковых декораций, мебели, бутафории, небольшая ремонтная мастерская, комната ожидания выхода на сцену и артистические, с дежурными гримерными, костюмерными. Артистические занимают три этажа, по одному выше и ниже планшета сцены. Этаж ниже сцены, помимо артистов, занимает инженерно-технический персонал, склады костюмов, небольшой фитнес, студия звукозаписи и артистический буфет. Этажи, расположенные выше планшета сцены, принадлежат артистам, художественному руководству театра и его дирекции. На одном уровне с кабинетом Петра Наумовича, расположены два репетиционных зала, один из которых физкультурный. Третий репетиционный зал находится на уровне кровли. К нему поднимает лифт, связывающий все уровни здания от крыши – лужайки до паркинга.

Зрители попадают в здание двумя путями – через главный вход, либо, если они прибыли на автомобиле, – из двухуровневого на 78 машиномест паркинга, куда ведет пандус со стороны верхней набережной. На лифте они могут подняться на уровень гардероба или фойе. Поскольку сцену театра пришлось заглубить в склон на 7,5 м, зрительские пространства расположены террасами, связанными между собою многочисленными лестницами. Террасное построение фойе позволило наделить его чертами различных театральных эпох – уровень большого зала – барочный театр. Ложи – эркеры гардероба открываются в него сверху, подобно театральным ложам. Спускаясь ниже, мы попадаем на уровень зимнего сада. По его полукруглой глухой стене, облицованной фасадным камнем, идет рабочая галерея, с установленными на ней театральными прожекторами. Зимний сад представляет собою условное «закулисье» портальной сцены, откуда три высокие мраморные ступени «античного» театра опускают нас на самый нижний уровень – к малому залу, входу в партер большого зала и зрительскому буфету. Между фойе и малым залом – раздвижная стена. С ее помощью пространство малого зала объединяется с фойе, превращая его либо в зрительный зал, либо в сцену, в зависимости от режиссерского замысла. Придание зрительским пространствам черт театрально-сценического, одна из принципиальных особенностей архитектурного построения нового здания. Его цель – создание «театра публики», особого культурного пространства, определяющего специфический тип театрального поведения, вовлекающего зрителя в непрерывный процесс смены «ролей» - актер – зритель, зритель – актер. Именно это свойство театрального пространства лежит, на мой взгляд, в основе типологического отличия театрального здания, как объекта проектирования. Малый зал – экспериментальный. Его габариты близки размерам старых залов в бывшем кинотеатре. Зрительские кресла съемные, устанавливаются на подвижные станки – модули. Над всей площадью зала технологические мостки с кранбалками и колосниковый настил, с устанавливаемыми на нем индивидуальными подъемами. Боковые стены зала, включая уровень зрительской галереи, закрываются съемными щитами. С их помощью формируется игровая площадка на верхнем и нижнем уровнях зала. Благодаря раздвижным занавесам, открывается вид на Москва-реку и панорама Сити, через стеклянную стену зала. Трансформация театрального пространства заложена и в большом зале. Классический по своей композиции, он имеет балкон, ложи, амфитеатр, т.е. неизменные элементы, говорящие о постоянстве архитектурного облика.

Ярусное построение большого зала осмысленная дань традиции. В торцевой стене зала устроены ложи: «царская» и «гостевая». Каждая ложа, как это было в XVIII веке, имеет аванложу – комнату, где было принято принимать и угощать шампанским дорогих гостей. Места партера, установленные на подвижных станках, могут быть перемещены на сцену или убраны вовсе, а сам партер превращен в сцену. Три механических плунжера увеличивают глубину авансцены, либо образуют оркестровую яму или часть партера. Боковые калиперы сцены закольцовывают движение актера от сцены через зрительский проход. Сам планшет сцены 17 х 15 м высота до колосников 12,1 м., разбит на съемные квадраты (110 штук, размером 1,0 х 1,0 м), позволяющие в любой точке активного игрового пространства сцены опуститься в трюм.

К сцене примыкают карман 13,5 х 7,5 м и боковые вспомогательные зоны 3,5 х 15,0 м. Функцию арьера сцены выполняют три высоких проема склада декораций, фиксирующие зрительную ось зала. Особенность технологического построения большого зала – развитая верхняя механизация и светооборудование в сочетании с электроакустическими системами. Индивидуальные точечные и стационарные штанкетные подъемы выходят за границу «красной линии» в зону партера. Они позволяют трансформировать акустический козырек, превращая его в арлекин и портал сцены, увеличенной в глубину в 1,5 раза. Останавливаясь на технологическом оснащении сцен нового здания театра, следует заметить, что в них сознательно реализовывалась идея минимизации оснащения стационарным механизированным оборудованием. Кроме плунжеров оркестровой ямы, на сцене имеется лишь подъемно-опускная кассета для хранения мягких декораций. Обилие стационарной техники на сцене, по моему опыту, не является условием творческих достижений постановщика. Театр «Мастерская П.Фоменко» вырос в условиях постоянного художественного освоения и интерпретации предложенных ему скромных условий. Получив новое, современное высокотехнологичное здание, ему также предоставляется возможность творчески интерпретировать и художественно осваивать его пространства.

Говоря о конструктивных и инженерных особенностях здания, следует отметить специальные мероприятия по укреплению откоса и обеспечения отвода поверхностных вод. Между шпунтовым креплением откоса и монолитной стеной подземной части здания устроен дренаж. Монолитный каркас здания покоится на плите, залитой в двух уровнях – на отметке трюма сцены и нижнего уровня автостоянки.

Перекрытия над залами и фойе – стальные фермы. Здание оборудовано системой кондиционирования, размещенной в четырех венткамерах. Холодильные установки размещены в цоколе, в его угловой части, освободив эксплуатируемую кровлю от источника шумов. Управление и контроль за всеми инженерными системами здания сосредоточены в единой диспетчерской, в группе административно-технических помещений театра.

В работе над проектом активное участие приняли директор театра А.М.Воробьев, зав. постановочной частью К.Лебедев, заведующий звуковым цехом Д.Белобров, художник по свету В.Фролов. Большое значение в работе имели замечания и суждения художественного руководителя театра Петра Наумовича Фоменко, которому авторский коллектив высказывает особую благодарность за высочайший такт и уважение к его труду.

С.Гнедовский

 
« Пред.   След. »
 
 
© 2021 ПНКБ Архитектура и культурная политика: проектное научно-консультативное бюро
При копировании материалов ссылка на источник необходима.
  
    Яндекс цитирования Rambler's Top100