Сантехника
умягчители воды
Рестораны Харькова
Стеклопакеты Харьков
Столица австралии
 
 
архитектура
и культурная политика
 
проекты
история бюро
наш коллектив
наши достижения
партнёры
контакты
вакансии
новости бюро
медиа
обская панорама

Берлинская встреча архитектурной комиссии OИСТАТ Печать
21.02.2011 г.

В октябре прошлого года, в Берлине прошла очередная встреча членов Архитектурной комиссии OISTAT. Следует заметить, что комиссия ведёт активную публичную деятельность, выбирая для своих заседаний города, обладающие театральными достопримечательностями. Таким городом в ушедшем году планировалась быть Москва, куда давно стремятся наши европейские коллеги. Со времени последней московской встречи прошло более 20 лет. Ушел Советский Союз, изменилось общество, построены новые здания, сменилось руководство Архитектурной комиссии, большинство её членов – но по-прежнему осталось традиционное любопытство к нашему «социально-культурному феномену». Но встреча не состоялась по ряду объективных и субъективных причин, оставив чувство неловкости, с которым мы и отправились в Берлин, с надеждой не потерять и без того непрочные контакты.

День прибытия был отмечен в небольшом ресторанчике, где объятия и знакомства с новыми членами комиссии превратили обсуждение программы в дружескую вечеринку. На следующий день, деловая часть проходила в технологическом университете Байта (Beuth Hochschule). Под председательством главы комиссии, архитектора из Мюнхена, Райнхольда Доберто. Обсуждались вопросы участия комиссии в мероприятиях PQ2011, проведения студенческого архитектурного конкурса OISTAT, итоги которого будут экспонироваться в Праге, финансовое состояние и планы на будущее. Стоит сказать коротко о самом университете. На его 72 факультетах учится около 10000 студентов. Среди них факультет архитектурно-строительный, театральной технологии и техники. Мы увидели учебную сцену в масштабе 1:25, где студенты осваивают сценическую технику как средства инженерии и как художественные средства спектакля. Интересно было видеть, как свои знания в области театральной технологии студенты применяют при выполнении курсовых работ по проектированию театральных зданий. В год университет выпускает 200 молодых специалистов, и как нас уверили, они находят свои рабочие места в театрах и консалтинговых фирмах не только Германии, но и других стран Европы.

Программа работы Архитектурной комиссии включала в себя знакомство с театральными и зрелищными объектами Берлина и Потсдама, демонстрирующими различные архитектурно – типологические задачи и технологические решения как новых, так и реконструируемых сооружений. В Потсдаме нам была показана постройка архитектора Готфрида Бойма (Gottfrid Boehm) –«Ханс Отто театр», известный своим выразительным фасадом, с летящими красными крыльями-крышами, обращёнными к озеру.

Театр на воде в Потсдаме Г.Бойма Знакомство с театром позволило увидеть за изящным фасадом декорационные, бутафорские, костюмерные мастерские и склады, помещения для монтажа декораций и репетиционные залы. При вместимости зрительного зала в 450 мест, театр оснащён театральным производством, обеспечивающим выпуск одиннадцати премьер в год. Находясь внутри этого колоссального, прекрасно оснащённого производственного комплекса, невольно забываешь о том, что где то существует сцена, сравнительно небольшая. Моё предположение, что мастерские обслуживают и другие сценические площадки города не оправдалось. Муниципалитет решил, что организация собственных театральных мастерских экономичнее, нежели использование услуг мастерских Берлина, расположенного в получасе езды по автобану.

Зрительный зал, сцена и фойе восхитили качеством монолитных работ из железобетона, позволившего создать необычайно лёгкие формы перекрытий. Идея композиционной связи интерьера зрительного зала с великолепным пейзажем, окружающим здание была очевидна, но воплотилась она в интересах фасада – верхний ярус галереи зрительного зала остеклён, создавая внешний эффект раскрытия интерьеров в сторону озера. В итоге, остекление расположено высоко за спинами зрителей и не может быть востребовано как дополнительное средство сценографии спектакля, потому, для обеспечения необходимого затемнения зрительного зала, закрыто тёмными фанерными щитами. Обилие бетонных поверхностей в зале потребовало его акустической коррекции с помощью звукопоглощающих и отражающих щитов, расположенных в зонах, активно используемых театром, например просцениум. Здание театра побудило во мне противоречивое чувство. При всей эффектности архитектуры и её великолепную реакцию на окружающую среду, пространство зала и сцены подчинилось этой реакции, пойдя на компромисс с театральной логикой. Следующим объектом в Потсдаме стал концертный зал, возведенный в 1909 году церковным приходом св. Николая Чудотворца. Зал находится в глубине квартала барочной застройки и практически не читается как самостоятельный объём. В истории этого зала были две масштабные реконструкции. Первая — в 30-х годах XX века была проведена архитектором Хансом Дустманом (Hanns Dustmann). В результате реконструкции концертный зал был увеличен вдвое, а перед ним было создано двухсветное пространство фойе с лаконичными прямоугольными колоннами, свойственное архитектуре Третьего Райха. Здание «Николай Зала» частично было разрушено во время Второй Мировой войны и к 80-м годам XX века полностью пришло в упадок, что привело к необходимости начать новые проектные работы. Второй проект реконструкции был выполнен в 2000 году известным французским архитектором алжирского происхождения Руди Риччотти (Rudi Ricciotti), победившим в закрытом конкурсе. Его проект подкупил жюри своим деликатным контактом с существующей структурой здания. В частности, предложенная им интересная взаимосвязь сохранившегося фойе 30-х годов и ультрасовременного зала. Архитектурный облик фойе подчёркнуто сдержан. В его свинцово-серой гамме главное место отведено стене зрительного зала, выполненной из полированного красного дерева. Фойе обрело универсальный характер, может быть использовано для публичных мероприятий, фуршетов и танцев. В объём реконструкции вошли, помимо зала и фойе – репетиционные и служебные помещения. В своём проекте архитектор полностью освободился от исторических реминисценций. В противовес темному фойе, зал поражает своей белизной. Он рассчитан на 725 мест и предназначен для исполнения классических музыкальных произведений, джаза, проведения лекционных занятий. В связи с этим, композиционное построение и декоративное решение подчинено требованиям архитектурной акустики. Стены раструбом расходятся от сцены. Их поверхность расчленена овальными звукорассеивателями, выполненными из литого гипса. Волнообразный потолок соответствует кривой отражения, частоты и длинны звуковых волн. Концертный зал отличается холодноватой чистотой и цельностью архитектурного решения, но главное – великолепным звучанием. Одним из наиболее ярких впечатлений в ходе знакомства с театральными объектами Берлина, стало посещение знаменитого Шаубюне ( Schaubuhne ). Здание было построено в 1928 году архитектором Эриком Мендельсоном, декларировавшим стиль экспрессионизма в архитектуре, автором всемирно известной башни Эйнштейна в Потсдаме. Первоначально это был кинотеатр кинокомпании Универсум, составлявший часть значительного по площади комплекса, в который входили жилые дома для артистов и здание варьете с рестораном. Во время войны, в результате бомбардировки, здание было полностью разрушено. С 1946 по 1952 годы кинотеатр восстановили в первоначальном виде и, лишь в 1973 году он был преобразован в музыкальную театральную сцену. В 1981 архитектор Юрген Шаваде (Jurgen Sawade) выполнил реконструкцию зрительного зала, насытив его театральной техникой. Идея преобразований формулировалась как диалог между архитектурой и театром. Пространство зала, длинною 80 м и шириною 40 м имеет возможность делиться раздвижными перегородками на три зала A, B и C, в которых действие может идти параллельно. Пол всех зон расчленён подъёмно-опускными площадками размером 7.0 х3.0 м. С их помощью создан трансформируемый планшет площадью 2500 кв. м. По замыслу автора, совместно с перегородкой, он должен был создавать восемь типов театрального пространства для осуществления различных театральных экспериментов. В своё время это было безусловное достижение. Здание вошло в историю как образцовое воплощение идеи универсализма в театральной архитектуре. В настоящее время оно принадлежит частному лицу. Мы увидели, что из всего многообразия возможных трансформаций, предпочтение отдано делению на три зала. Во многом это связано с тем, что театр в Германии находится на самоокупаемости и вынужден, подстраиваясь под вкусы публики, выпускать максимально возможное количество спектаклей. Жизнь спектакля на сцене зависит от спроса на билеты. Как нам показалось, такие условия негативно сказываются как на качестве спектаклей, так и на степени проработки их сценографии, что делает невозможным использование сложных и громоздких подъемно-опускных механизмов. В результате чего плунжеры бездействуют. Амфитеатр для зрителей и сценический подиум в каждом зале собираются из лёгких станков. При этом их конфигурация не совпадает с модулем плунжеров, на который разрезан планшет. Они строились исходя из художественных целей, а не условий, которые диктовались одним из восьми вариантов компоновки зала, обусловленными габаритами стационарных плунжеров. Мы убедились, что идея универсальности, опиравшаяся только на возможности техники, оказалась разрушенной. Тяжелая встроенная техника сцены стала сковывающим фактором для театра. В ближайшие годы планируется заменить плунжера на меньшие по размеру. Но добавит ли эта дорогостоящая акция постановочной свободы? Об этом говорили члены Комиссии, покидая великолепное произведение Эрика Мендельсона. Крупнейшим зрелищным объектом Берлина стала открытая в 2008 году O2 World Arena. Многофункциональный комплекс впечатляет своими габаритами, техническими характеристиками и великолепным исполнением. Здание имеет общую площадь 78240 кв.м. с вместимостью аудитории 17000 зрителей. Максимальный размер арены 40х60 м, которая трансформируется в площадки меньшего размера для проведения различных спортивных и зрелищных программ – от хоккея на льду до рок-концертов. Проектирование и строительство комплекса велось под руководством немецкого архитектора Хельмута В. Ёоза (Helmut Joos), с участием американских проектных компаний, имеющих значительный опыт возведения подобных объектов. Совместная работа потребовала значительных усилий по согласованию различающихся в двух странах строительных и технических регламентов, требований по обеспечению безопасности. Это затянуло проектирование на несколько лет, но позволило выйти на компромиссные решения, совершенствующие нормативы проектирования крупных зрелищных объектов. Вызывает огромное уважение то, как продуманы все компоненты жизнедеятельности столь крупного сооружения. Прежде всего, его транспортная доступность, обеспеченная тремя линиями метро и скоростным трамваем. Кроме того, транспортная компания DB предоставляет возможность посетителям арендовать в здании «Арены» велосипеды и возвращать их на любой станции железной дороги, проходящей через город. Говоря о функциональном наполнении здания, следует отметить дифференциацию помещений – фойе, гардеробов, баров и ресторанов на массовые и привилегированные группы зрителей. Тщательно продуманы раздевалки для спортивных команд и уборные для актёров и музыкантов. Все используемые отделочные материалы очень просты, лаконичны и полностью соответствуют пожарным требованиям.¬ Трансформация арены производится с помощью складывающихся секций зрительских мест и штор, закрывающих верхние уровни амфитеатра, тем самым сокращая его вместимость. Ледовое покрытие закрывается вручную специальными термоизоляционными щитами. Как нам объяснили, этот процесс довольно трудоемок, так как в кратчайшие сроки нужно установить примерно 2500 щитов, но полностью оправдывает себя. В целом здание покоряет технологической продуманностью. Архитектура фасадов и интерьеров проста, лаконична, лишена амбициозности, но обладает несомненными композиционными достоинствами и стилистическим единством. Чрезвычайно насыщенная и разнообразная программа встречи включала посещение двух объектов, демонстрирующих крупные реконструктивные работы. Это прежде всего здание Государственного Оперного театра (Staatsoper unter den Linden). Главной задачей реконструкции ставилось обеспечение доставки декораций из складов и мастерских, расположенных в соседнем здании, отделённом от главного переулком. Проект предполагает строительство технологического тоннеля с системой подвижных платформ и подъёмников, по которому должны перемещаться декорации, при этом исторические фасады здания и границы застройки квартала сохраняются. Иной целью реконструкции ставилось увеличение площадей, отданных репетиционным залам балетной труппы, хора и оркестра, а также укрепление фундаментов здания и создание современной системы противопожарной защиты. Масштаб работ сопоставим с реконструкцией Большого театра в Москве, т.к. затрагивает механику и устаревшее оборудование сцены. Кроме этого предполагается обновить архитектуру и улучшить акустику зрительного зала. В 2008 году был проведен творческий конкурс на его новый образ. Проект архитектора Клауса Рота (Klaus Roth), занявший первое место и предполагавший ультрасовременное решение зала с частичным разрушением сохранившихся интерьеров, подвергся жесткой критике общественности, и результаты конкурса были пересмотрены в сторону проектов более ориентированных на сохранение исторического облика зала. Завершение работы Комиссии состоялось в комплексе Radialsystem – новом центре искусств Берлина не берегу Шпрее. До 2006 года это было пустующее здание насосной станции городского водопровода, возведённой в 1881 году и являвшая собою характерный пример промышленной архитектуры с декоративным убранством с стиле «образцовой кирпичной готики». В период с 1857 по 1923 годы к нему было достроен крупный машинный корпус, сформировавший уникальный архитектурный ансамбль. Реконструкция и приспособление для культурного центра были начаты в 2004 году по проекту Герхарда Шпангенберга (Gerhard Spangenberg). Концепция проекта строится на диалоге современной архитектуры и исторических форм. Новый стеклянный объём вознёсся над бывшим машинным корпусом. Под ним, на крыше исторического здания, устроена открытая терраса, обращённая к реке. Терраса служит концертной площадкой и экспозиционным пространством, откуда открывается великолепная панорама города и реки. Во вновь возведённом объёме расположен ряд комнат, которые могут быть использованы для различных видов искусств и быстро и легко могут превратиться из площадки для танцев в репетиционную для оркестра или лекционный зал. В основу концепции здания заложена фраза: «форма следует за функцией». Все здание может быть превращено в выставочное пространство, в концертную площадку, а затем быстро реорганизовано в конференц-центр с возможностью проведения различных по типу мероприятий. Соединение исторического здания и современного объёма, с управляемыми электроникой стеклянными жалюзи, по мнении авторов, является отражением особого предназначения центра – места инноваций в искусстве и общественной жизни, в политике, экономике и массовых коммуникациях. В бывших цехах исторической части комплекса разместились два универсальных зала, один из которых театральный. Последний стал предметом отдельной дискуссии, т.к. его концепция декларировала отказ от встроенной сценической техники. Над залом перемещается оставшаяся от прошлого кран-балка. Она служит подвижным софитным мостом и подъёмным механизмом для трансформации зала. Она же служит подвижным софитным мостом. Планшет сцены состоит из съёмных щитов, подобных тем, что установлены в театре П. Фоменко, а весь амфитеатр выстраивается из разборных станков. Театральный зал прост по своему техническому оснащению, но по словам технического директора, удобен для самых разных зрелищных программ и театральных постановок. В Радиал центре состоялось итоговое заседание Архитектурной комиссии, на котором со своими работами выступили члены комиссии – Тим Фостер (Великобритания) с проектом камерного театра на 200 мест, Жак Планте (Канада) с идеей строительства временных зрелищных площадок с использованием деревянных складских поддонов. С российской стороны С. Гнедовским был сделан доклад о новом здании театра «Мастерская П. Фоменко». Итог встречи –дружеский разговор , анализ и обмен впечатлениями об увиденных постройках. Снова был поднят вопрос об объёме и влиянии встроенного технологического оборудования на творческий процесс в театре. По моему впечатлению, позиции представителей американской и европейской традиций технического и технологического оснащения сцены вновь сблизились. Общий вывод членов Комиссии состоял в признании преимуществ гибкого, не стационарного оборудования залов драматических театров, перемещении акцентов на свето- и звуковое оборудование, средства управления и коммуникации в театре. Именно этим суждениям была близка идеология московского театра П. Фоменко, получившего высокую оценку членов Комиссии и предложение участвовать в международном смотре театральной архитектуры, проводимым Американским институтом театра в марте 2011 года. Архитекторы С. Гнедовский фото А. Любимкин Е. Каюк
 
« Пред.   След. »
 
 
© 2021 ПНКБ Архитектура и культурная политика: проектное научно-консультативное бюро
При копировании материалов ссылка на источник необходима.
  
    Яндекс цитирования Rambler's Top100